«О каких местах мы говорим?!

« Назад

«О каких местах мы говорим?! 25.10.2017 13:57

Правила отбора на Олимпийские игры и Кубки мира, опубликованные неделю назад, очень здорово взбудоражили конькобежную общественность. Основные претензии к регламенту – непрозрачность, неоднозначность критериев и завышенные нормативы отбора. Главный тренер сборной России Константин Полтавец ответил на вопросы, которые возникли у любого, кто хотя бы мельком посмотрел эти документы.

Мы встретились с Константином в столовой коломенского катка, где проговорили почти час на самые разные темы. У Полтавца своеобразная манера разговора, из-за этого в какой-то момент вопросы начал задавать он, пусть это вас не смущает. Понятно, что вся беседа не вошла в текст, пока публикуется самое важное – то, что касается отборочных соревнований, которые пройдут в Коломне в эти выходные, 27–29 октября. Именно там будет формироваться команда на Кубки мира, именно там начнут работать правила отбора, про которые мы уже писали.

— Регламент отбора на Олимпиаду выглядит как очередная игра в «пятнашки», когда вы делаете его таким, чтобы была возможность поставить в команду нужных людей. Чтобы поехали те люди, которые тренируются с вами, а если человек со стороны забежал в призы, была возможность его отцепить. Неужели не видите?

— Нет. Читайте регламент.

— Я его очень внимательно прочитал, неоднократно. Почему там только совокупность факторов, общий зачет Кубков мира, места на этих Кубках, чемпионат Европы, чемпионат России, который там, кстати, на последнем месте. Почему нет единой для всех точки отбора? 

— Мы говорим о международных стартах. Что вас беспокоит?

— Меня беспокоит то, что, отбор на Олимпиаду будет в ноябре-декабре, а Игры пройдут в феврале. Как можно формировать команду на основании не самых свежих критериев?

— Я вас услышал. У вас будет шанс, вы, Сергей, возглавите команду, и я буду вас из Голландии критиковать.

— Да при чем здесь это? Как можно на основании осенних соревнований определять команду на февральский турнир?

— Я не единолично принимал этот регламент. Все люди, которые участвуют в процессе, в рабочем процессе, все до единого – то есть Виктор Сивков, Сергей Васильев, Сергей Клевченя, Дмитрий Дорофеев и Александр Кибалко – все они причастны, поскольку все заинтересованы в успешном выступлении на Олимпиаде. Все эти лица в курсе были изначально, с момента появления проекта, который обсуждался в августе. Все высказывали свои мнения, и каждый делал это, исходя из специфики его группы. Это коллективный документ.

— Почему так много людей, согласно правилам отбора, едут по решению тренерского совета?

— Ну вот смотрите, у нас, например, есть три лидера, три сильных спортсмена. И получается, например, так, что на отборочных соревнованиях один травмирован, другой упал или у него рецидив старой травмы, а третий делает фальстарт, что тогда делать?

— Тому, кто делает фальстарт, лечить нервы и готовиться к следующему отбору, а тому кто упал – учиться не падать, разве не так?

— Вы смотрите на проблему с другой стороны. А у меня главный вопрос: кого мы повезем на Кубки мира?

— Вот эта схема, когда из пяти человек по квоте четверо едут по решению тренерского совета, очень смелая. Что называется «грудь в крестах или голова в кустах». Готовы нести ответственность в случае неудачи?

— Тренер всегда несет ответственность. Когда он принимает решение о том, кого и куда заявлять на какие дистанции, он уже несет ответственность. И за результат тоже.

— Кто же понес ответственность за многочисленные провалы командной гонки, под которую из года в год набиралась команда, приносились в жертву интересы специалистов длинных дистанций, а результата не было? Кто понес ответственность за провал командной гонки в Сочи-2014? Кто ушел с поста?

— Вы сейчас уходите от действительности.

— Почему? Это все началось именно тогда и продолжается до сих пор. Где я ухожу от действительности?

— Я вам еще раз повторяю, у нас есть лидеры. Командная гонка неконкурентоспособна, если нет Дениса Юскова.

— Не соглашусь.

— Ну хорошо, вот я уйду, вы придете на мое место и тогда посмотрим что вы будете делать с командной гонкой.

— Я не об этом. Лучшее за последние годы выступление наших ребят в командной гонке было на этапе кубка мира в Корее, когда состав был – Синицин, Семериков, Румянцев. Юскова там не было. Они забежали в призы без него. Разве это не так?

— А дальше? Куда это все дальше пошло? Мы в прошлом году увидели места на длинных дистанциях, на 5000 метров, на 10 000 метров у этих ребят. Кубок мира это не то, мы говорим о главных стартах в сезоне, о выходе на пик формы. Кубки мира это просто завоевание квот на чемпионат мира или Олимпиаду. Нас волнует именно этот процесс. И если даже, готовя 1500 метров и 1000 метров, Юсков встает и показывает лучший результат в команде на 5000, обгоняя всех стайеров, то мы можем даже там квоту не дотянуть до максимальной. Вот этот норматив на Олимпиаду, который установлен СКР и про который вы спрашивали, 6.20.00. Какой результат соответствует восемнадцатому месту, если посмотреть протоколы международных соревнований, которые прошли на прошлой неделе в Инцеле, на равнинном катке?

— Восемнадцатым был итальянец Риккардо Бугари показавший 6.31.98, но я понимаю к чему вы клоните. К тому, что 6.20.00 – это там был бы только восьмой результат?

— Вот к этому, да. О каких местах мы говорим?! У нас нет людей!

— Ну хорошо, но вот, например, норматив на 1500 – 1.44,8. Вы уверены, что Денис Юсков в этом сезоне сможет так сбегать?

— Конечно.

— А кто еще может так сбегать? Даже на быстром льду Солт-Лейк-Сити?

— Еще четыре человека у меня есть.

— Я сомневаюсь.

— Сомневайтесь, это ваше право. Я как тренер не должен сомневаться, я не ученый и не журналист. Я сомневаться не могу. Я должен быть уверен в спортсменах. Но я понимаю вашу озабоченность, и уверяю, никто не будет рубить сгоряча, я первый, кто будет следовать спортивному принципу, если кто-то себя ярко проявит по ходу сезона. В этом плане могу вас успокоить.

— Меня успокаивать не надо, я завершил карьеру. Надо успокаивать ребят, которые увидели эти регламенты и ходят с круглыми глазами. Уровень доверия вам лично и руководству СКР уже настолько низок, что люди сразу говорят: «Это все сделано, чтобы поехали только свои!». Это мнение людей вот в этих коридорах коломенского катка.

— Ну хорошо, пусть будет так. Но мнение людей в этих коридорах отличается от мнения других людей в других коридорах.

— Людям в других коридорах, которые в коньках ничего не понимают, это мнение навязывают советчики, разве не так?

— У каждого есть свое мнение, даже когда мы смотрим футбол, каждый считает что он лучше знает, кому отдать пас.


paypal100
© 2013 - 2018 speedise.com
Яндекс.Метрика